Три педагогических правила от Евгения Ильина

Спонсор рубрики «Исторические хроники» - компания «Вотум», разработчик интерактивных решений в области образования.

Евгений Николаевич Ильин родился в 1929 году в городе Ленинграде, ныне Санкт-Петербург. Преподавал литературу в 307-й общеобразовательной школе, затем в 516-й.

И все. Не открывал собственных центров экспериментального образования, не вершил дела в правительстве, не создавал сеть авторских образовательных учреждений по всей стране.

Просто преподавал литературу в средней школе. И стал живой легендой в мире педагогики.

Тем интереснее познакомиться с его педагогическими принципами.

Литература как искусство

Основное правило преподавания литературы — преподносить ее не как школьную дисциплину, а как один из важнейших видов искусства. Основа урока — художественный анализ художественного произведения, который всегда сопровождается «трудом души». 

Евгений Николаевич ввел «закон трех О»: очаровать книгой, окрылить героем, обворожить писателем.

А жемчужиной текста Ильин называет детали литературного произведения. Он говорит, что подчас достаточно одного штриха, чтобы заговорила вся книга: «Одним узелком все распутать и снова собрать в узелок — разве не заманчиво? Проблемность, целостность, образность — все, все в этом узелке».

Примеры? Их множество. «Несмеющиеся» глаза Печорина, частое «ну» Кабанихи, тонкие и ироничные губы Базарова. Все это — ключи к пониманию литературного произведения. 

При этом очень важен изначальный настрой учителя. Он должен осознавать, что идет в класс не только и не столько с очередной темой урока, но с некой, как говорит Евгений Ильин, жгучей проблемой, в первую очередь нравственной, которую необходимо всем вместе решить. Именно вместе — ведь учитель не только преподает, но и сам ежедневно учится чему-нибудь у школьников.

Но и меру нужно знать: «Дистанция между учителем и учеником нужна. Но это не стена, которую нельзя перешагнуть, а ступенька, на которую ребята должны подняться и на которую сами подняли нас. Иначе могут и опустить».

Гуманизм и только гуманизм

Гуманизм необходим, и это вообще не обсуждается. Не обсуждается и то, что именно литература более всех прочих школьных предметов учит гуманизму. В книгах имеется некий нравственный потенциал, способный перейти в сознание ученика. 

Евгений Ильин утверждает, что в процессе обучения главное не столько сам этот процесс, сколько воспитание полноценной личности. А образовательный процесс — лишь часть этой большой программы: «Часто слышу: главное — учить, воспитание будет! Оно, дескать, вытекает из той информации, которую даем. Но вот беда: даем-то все больше, а вытекает все меньше. Не таким уж оптимистическим выглядит на деле это наше самоуверенное „будет“. Образовывать легче, чем воспитывать; связывать то и другое труднее, а делать в этой связи чуть опережающим воспитательное, не ослабив самой связи, и вовсе искусство».

Две программы

И что же получается? Личность, сформированная на уроках литературы в соответствии с принципами Ильина, покидает стены класса и оказывается в реальной жизни.

Где отец выпивает, дворовая шпана вымогает деньги, и вообще очень много всяческой несправедливости, способной разрушить все эти эфемерные книжные идеалы.

Ничего подобного. Ильин ни в коей мере не оторванный от жизни идеалист. Для предотвращения такой трагедии он ввел понятие «двух программ». Одна — та, которая работает в школе, на уроках. И другая — которую предлагает окружающий мир, на сей момент весьма далекий от совершенства. И первая программа никогда не идет в отрыве от второй. Школьники пишут сочинения о своих родственниках и приятелях, беседуют друг с другом и с учителем, что называется, «по душам», вместе пытаются связать эти программы.

И в итоге из школы выходит человек, обладающий благородными и гуманистическими нравственными ориентирами, но при этом умеющий противостоять не всегда дружественному окружению.

При всем при том педагог понимает, что идеала все равно нельзя добиться: «Приобщить школьника к высокой духовной культуре, конечно, заманчиво. Чтобы, как Надя Рушева, знал он греческую мифологию, Шекспира, Булгакова… Живопись и музыку. Скульптуру, архитектуру. Словом, многое, а для 17 лет — почти все. Но тогда по утрам пусть кто-нибудь зашнуровывает ему ботинки, потому что резкие утренние движения при такой загруженности головы чреваты бедой».

Подписаться на авторский канал Алексея Митрофанова 

Если вам нравятся материалы на Педсовете, подпишитесь на наш канал в Телеграме, чтобы быть в курсе событий раньше всех.

Подписаться
Лица История и обществознание
Участники