Пять педагогических правил от матроса Деревенько

Спонсор рубрики «Исторические хроники» - компания «Вотум», разработчик интерактивных решений в области образования.

 

 

Герой этого выпуска рубрики — человек необычной судьбы. Андрей Еремеевич Деревенько родился в 1878 году в селе Горопаи современной Житомирской области (Украина). Сын простого крестьянина, в возрасте 21 года он был призван на действительную службу на Балтфлот. Спустя 6 лет поступил на сверхсрочную службу. И уже в следующем, 1906 году его судьба проделала головокружительный кульбит. Простой матрос вдруг назначается охранником и воспитателем двухлетнего наследника престола, цесаревича Алексея.

Ему достался непростой воспитанник. И дело тут не только в высочайшем положении карапуза. Мальчик болен страшной болезнью — гемофилией. Его кровь сворачивается с большим трудом. Любой незначительный ушиб вызывает сильное внутреннее кровоизлияние и угрожает жизни. При малейшем порезе кровь не останавливается часами. Несмотря на это мальчик растет энергичным и подвижным. И кровоизлияния, и порезы случаются с пугающей регулярностью. Главная задача Андрея Еремеевича — свести эти происшествия к минимуму.

Как заполучить такую должность? Как выдержать атаки злопыхателей? Как при этом воспитать достойного человека? Опыт матроса Деревенько в этом смысле уникален.

Личная преданность высокопоставленному воспитаннику

Высокий и статный матрос был представлен императору в мае 1906 года, накануне ежегодного плавания по Финскому заливу. По традиции во время этого плавания к детям императора приставляли матросов, в задачу которых входило обеспечение их безопасности. Высокий, статный и при этом простоватый Деревенько приглянулся императору.

Плавание прошло успешно, Деревенько зарекомендовал себя как человек внимательный, заботливый, надежный, и в ноябре того же года Андрей Еремеевич официально вводится в новую должность — дядьки (то есть, воспитателя) при цесаревиче.

Мало, однако же, войти в фавор — нужно его закрепить. Это произошло на следующий год, во время очередного плавания. Императорская яхта села на подводную скалу. Удар был такой силы, что со своего места соскочили паровые котлы. Все испугались, растерялись — кроме Деревенько. Он схватил в охапку Алексея и со всех ног побежал в противоположный конец яхты, подальше от котлов, которые в любой момент могли взорваться.
После этого события положение Деревенько упрочилось окончательно.

В первую очередь — терпение

Да, Деревенько был воспитателем цесаревича, а не наоборот. Но все прекрасно понимали, что положение младенца несравненно выше положения Андрея Еремеевича. Понимал это и сам Деревенько.

Дядька безропотно выполнял все капризы своего подопечного. Анна Вырубова, подруга императрицы Александры Федоровны, вспоминала: «На… велосипеде матрос возил Алексея по парку в Царском Селе… Когда Наследник бывал болен и плакал по ночам, Деревенько сидел у его кроватки… был очень предан и обладал большим терпением».

Велосипед был специальный, с маленьким креслицем для Алексея впереди руля и — для пущей надежности — трехколесный.

Случалось, что цесаревич вообще не мог передвигаться, а регламент требовал обхода войск царем вместе с наследником. Один из очевидцев вспоминал: «Его рука обнимала шею казака, было прозрачно-бледным его исхудавшее лицо, а прекрасные глаза полны грусти».

Казаком был матрос Деревенько. Он нес Алексея на руках. А случалось, дядька до изнеможения бегал с цесаревичем на закорках. Это у них называлось «оседлать под лошадку». После такой игры тельняшку Деревенько приходилось выжимать от пота. Но оба были счастливы.

Неприятности же своего воспитанника Деревенько воспринимал как собственные. Накатывают слезы умиления, когда представишь, как этот усатый гигант записывает в дневнике: «Утром сидели дома, ножка болела. Компресс был, играли в карты».

Алексей же в свою очередь души не чаял в своем дядьке и называл его ласково Диной. Когда болезнь обострялась, именно Деревенько постоянно сидел у кровати цесаревича, а тот время от времени просил своего любимого воспитателя: «Подыми мне ногу», «Согрей мне ручки». 

Спокойствие, только спокойствие

Не удивительно, что у матроса (впрочем, довольно быстро произведенного в боцманы, а затем и в кондукторы) при дворе сразу же появилось немало завистников и недоброжелателей. Военный цезарь при императорской ставке М. Лемке писал: «Матрос разухабистого вида, с нахальной рожей… он — персона; с ним все очень внимательны, заискивают, угощают папиросами».

Не станем множить здесь подобные цитаты. Деревенько действительно раздражал очень многих при царском дворе. Но при этом он сам сохранял абсолютное спокойствие, как будто злопыхателей не существует вообще. Ему было не до этого — он берег Алексея.

Следовать своему курсу

Андрей Еремеевич баловал цесаревича гораздо меньше, чем его родители. Но при этом строжайше следил за его безопасностью. Казалось бы, это естественно, ради этого дядьку и привлекли ко двору. Но не все было так просто.

К примеру, учитель императорских детей Пьер Жильяр утверждал, что Алексею нужно предоставить большую свободу. Да, он чаще будет себя ранить. Но в результате вырастет мужественным, и научится отвечать за свои поступки. 

Многие при дворе не разделяли взгляды учителя. При всякой возможности говорили об этом царю, убеждая его, что дядька лишь портит наследника. Император и императрица постепенно склонялись к такому же мнению — правда, до первой же серьезной травмы.

Но Деревенько не обращал на такие интриги никакого внимания. Он все так же оберегал своего маленького друга от ушибов и ранений, не сводил с него глаз и был глубоко убежден, что лучше лишний раз пронести Алексея на руках, чем доставить ему лишние мучения.

Интересно, что сам Алексей чувствовал ответственность за свое здоровье не столько перед собой, сколько перед дядькой. Известен случай, когда Алексей, заигравшись, вскарабкался на дерево. Царь, увидев это, сделал сыну строгое внушение. Тот выслушал отца, подошел к дядьке и тихо сказал: «Прости меня, Деревенько».

Воспитывать царя для своего народа

Андрей Еремеевич прекрасно отдавал себе отчет в серьезности своей миссии. И дело не только в охране здоровья наследника. Ведь именно от него, от простого матроса, во многом зависит, каким будет следующий русский царь. Осчастливит ли он свой народ, или, напротив, сделает его жизнь невыносимой. И Деревенько подспудно воспитывал в цесаревиче любовь к простым людям.

Он устроил так, что Алексей играл вместе с двумя сыновьями самого Андрея Еремеевича. Часто угощал его солдатской пищей — и цесаревич ее искренне полюбил и даже требовал, чтобы ему ежедневно приносили пробу из кухни Сводного полка. Несмотря на постоянное отсутствие аппетита, наследник съедал всю порцию щей и каши с ржаным хлебом, облизывал ложку и приговаривал: «Вот это вкусно, не то, что наш обед».

От него довольно часто доводилось слышать: «Когда я буду царем, не будет бедных и несчастных, я хочу, чтобы все были счастливы».

Жительница Царского Села С. Офросимова рассказывала: «Наследник Цесаревич имел очень мягкое и доброе сердце. Он был горячо привязан не только к близким ему лицам, но и к окружающим его простым служащим. Никто из них не видел от него заносчивости и резкого обращения. Он особенно скоро и горячо привязался именно к простым людям».

А когда одного из младших поваров за какую-то незначительную провинность отставили от должности, он целый день умолял своих родителей принять его обратно — до тех пор, пока царь его просьбу не выполнил.

После Февральской революции Николай Второй отрекается от престола. Алексей более не цесаревич. Узнав об этом, он первым делом спросил: «Если нет больше царя, кто же будет править Россией?» Собственная судьба волновала его во вторую очередь.

***

Затем следует революция 1917 года. Царскую семью ссылают на Урал. Деревенько упрашивает новое правительство отпустить его вместе с любимым воспитанником, но получает отказ. С бывшим наследником престола отправляется другой его дядька, бывший помощник Андрея Еремеевича и тоже матрос Климентий Нагорный.

След же Андрея Еремеевича теряется в 1921 году. По основной версии он умер в послереволюционном Петрограде от тифа.

Как известно, история не имеет сослагательного наклонения, и мы не можем знать, что было бы, окажись Алексей Николаевич в результате на троне. Но, возможно, в 1917 году был, помимо всего прочего, упущен шанс получить лучшего царя за всю историю России, сызмальства познавшего, что такое страдания, и любящего свой народ.

Спонсор рубрики «Исторические хроники» - компания «Вотум», разработчик интерактивных решений в области образования.

Если вам нравятся материалы на Педсовете, подпишитесь на наш канал в Телеграме, чтобы быть в курсе событий раньше всех.

Подписаться
Лица История и обществознание
Вам будет интересно:
Участники