Пять педагогических правил Марины Цветаевой

Фотографии: Wikimedia Commons. Иллюстрация: Юлия Замжицкая

8 октября 2022 года исполняется 130 лет со дня рождения Марины Цветаевой. Хотя поэтесса никогда не преподавала профессионально, о ее педагогических представлениях известно благодаря воспоминаниям из книги «Моя мать Марина Цветаева», написанной ее старшей дочерью Ариадной Эфрон. Одни методы сейчас кажутся удивительными, другие — дикими, но одно точно: Цветаева ничего не делала, «как все».

Ребенок должен подниматься до уровня взрослого, а не наоборот

Ариадна вспоминала:

«В ребенке, которым я была, Марина стремилась развивать с колыбели присущие ей самой качества: способность преодолевать трудное и самостоятельность мыслей и действий. Рассказывала и объясняла не по поверхности, а чаще всего — глубже детского разумения, чтобы младший своим умом доходил до заданного… Никогда не опускаясь до уровня ребенка, а неустанно как бы приподнимая его».

Не секрет, что большинство родителей и воспитателей поступают наоборот: «опускаются» до уровня ребенка, вместо того, чтобы держаться с ним на равных. Это проявляется даже в речи, когда родители сюсюкаются с ребенком (что, кстати, крайне вредно с точки зрения логопедов). Покровительственное отношение часто сохраняется и тогда, когда ребенок уже вырос, построил карьеру и обзавелся своими детьми: для родителей он по-прежнему — несмышленый малыш, который постоянно нуждается в их указаниях и советах.

Впрочем, в семье Цветаевых дело доходило до абсурда: на протяжении всей жизни Аля (домашнее имя Ариадны) обращалась к матери на «Вы» и называла ее Мариной, а не мамой и, уж тем более, не «мамочкой». 

Негативные примеры тоже полезны

Ариадна вспоминала:

«В пансионе на Прагерплац жили — семьями и в одиночку — литераторы, издатели и окололитературные деятели… Эренбург пил пиво, и я с ним наравне, вплоть до приезда моего отца, который, ужаснувшись, твердой рукой перевел меня на лимонад».

Это происходило в 1921 году — то есть девочке было всего девять лет. Современного родителя это, конечно, шокирует, но Марине происходящее казалось нормальным (она и сама пила пиво в подростковом возрасте). Любопытно другое: Ариадна не только сама решала, что ей пить, но и когда ей нужно остановиться. Один из современников вспоминал, что когда Марина Ивановна предложила дочери очередную кружку, та ответила:

«Нет, Марина, спасибо, мне хватит. А то я буду пьяная, как Андрей Белый». 

Ребенок видел перед собой негативные примеры — от которых его, разумеется, никто не ограждал — и самостоятельно принимал решения.

Награда должна быть достойной поступка

Материальные поощрения для ребенка в наши дни — обычное дело. Но в семье Цветаевых так было не принято:   

«Наградой за хорошее поведение, за что-то выполненное и преодоленное были не сладости и подарки, а прочитанная вслух сказка, совместная прогулка или приглашение „погостить“ в ее комнате». 

Игрушки и сладости в жизни ребенка, конечно, тоже должны быть (были они и у Ариадны), но их не стоит использовать как «валюту». Это проявление заботы, участия и любви, а они ни в коем случае не должны зависеть от успехов или промахов ребенка.

Ребенок должен знать, что мама — отдельная личность, и уважать ее личное пространство

У Марины Цветаевой было остро развито чувство неприкосновенности личного пространства. Отсюда и странная для современного горожанина награда в виде приглашения ребенка в свою комнату. Ариадна вспоминает: 

«Забегать туда „просто так“ не разрешалось. В многоугольную, как бы граненую, комнату эту, с волшебной елизаветинской люстрой под потолком… я входила с холодком робости и радости в груди. Марина позволяла посидеть и за ее письменным столом… порисовать ее карандашами и иногда даже в ее тетрадке».

Маленькая Аля четко знала, что ее мать — отдельная от нее, уникальная личность (как, впрочем, и все люди на свете). Девочка осознавала, как дороги маме ее вещи, и высоко ценила разрешение побыть в ее личном, неприкосновенном мире.

Нельзя слепо ориентироваться на общественное мнение

Однажды Марина Цветаева отправилась с дочерью в цирк. На арене кувыркались клоуны. Зал смеялся, Аля — тоже.

Марина Ивановна неожиданно произнесла: «Слушай и помни: всякий, кто смеется над бедой другого, — дурак или негодяй; чаще всего — и то и другое. Когда человек попадает впросак — это не смешно; когда человека обливают помоями — это не смешно; когда человеку подставляют подножку — это не смешно; когда человек теряет штаны — это не смешно; когда человека бьют по лицу — это подло. Такой смех — грех».

Сложно признать, что ошибаются все окружающие, а ты один прав. Но иногда это необходимо, чтобы сохранить человеческое достоинство. 


Читайте также:

Если вам нравятся материалы на Педсовете, подпишитесь на наш канал в Телеграме, чтобы быть в курсе событий раньше всех.

Подписаться
Лица Воспитание
Вам будет интересно:
Участники