Что такое педагогический дневник и зачем его вести


Фотография: Unsplash. Иллюстрация: Юлия Замжицкая

Зачем делать заметки в конце рабочего дня? Почему важно запоминать моменты детского и учительского азарта? Как педагогический тупик может стать ситуацией роста? Об этом и не только в «Открытой студии» на ММСО рассказывает кандидат философских наук, доктор психологических наук, педагог Александр Лобок, а учителя делятся историями из своей практики

Педагогический дневник нужен не для того, чтобы писать о себе, а для того, чтобы фиксировать забавные ситуации, интересные мысли и фразы детей. Это дает мощный импульс к построению с учениками диалога нового типа.

Педагогика –– это не технологии, с помощью которых мы достигаем экзаменационных результатов. Ее суть –– создание уникальных культурных пространств. Если вам приходится пропустить урок и вместо вас выходит коллега, который работает по той же программе и ведет ту же самую тему, ученики почувствуют разницу. Все потому, что учебный процесс строится не на методиках, а на интонациях, стиле коммуникации и неуловимых мелочах, которые нельзя просто передать другому.

Наличие дневника, описывающего пульсирующую речь внутри урока, — показатель того, насколько качественно строится взаимодействие с учениками. Результат — это не усвоенный материал, а их фразы, отражающие качественный рост над собой. Чем профессиональнее педагог, тем чаще у него на занятиях появляются детские индивидуализированные реплики, которые хочется сохранить. 

Чтобы создавать такие дневники, очень важно, чтобы у учителя была культура цитирования детей. Закончились уроки — кратко зафиксируйте сцены, которые зацепились в памяти. Если эта работа проводится постоянно, формируется невероятной эффективности рефлексивное зеркало. 

Екатерина, учитель русского языка и литературы, школа «Класс-Центр» (г. Москва)

Однажды в начале урока в 9-м классе заходит опоздавший мальчик, под мышкой у него томик Пушкина. Спрашиваю, что за книжка. Он отвечает: «Не знаю. Какой-то Пушкин. „Онегин“ называется». Этот ребенок знает всего Бродского наизусть, но изображает из себя ничего не читавшего человека. Тогда я прошу рассказать, о чем произведение, — он включается в игру: «Мелодрама такая. Сначала она любит, потом он влюбляется. Не читайте, зачем вам это». Я соглашаюсь с ним. А он в ответ: «Там, правда, еще убийство было, может быть, вам понравится».

А еще такая история с урока русского языка в 11-м классе. Мы повторяли чередования гласной в корне. Было жарко и один ученик снял свитер, а когда стало холодно, встал, в полной тишине оделся и сел. Другой мальчик сказал: «Ой, а я испугался. Думал, что он оденется и выйдет из класса, прямо как Бродский».

Комментарий Александра:

Любой ребенок таким образом рассказывает что-то важное о себе. Он ведь не просто про Бродского, он про себя говорит, показывает свою культуру. Такие фразы составляют неповторимое полотно урока. В корнях с чередованием уникальности нет — это будет и на следующий год. А вот реплики детей всегда оригинальны. Благодаря им учебный материал оживает и становятся отражением креативной энергии. 

Анна, учитель математики, лицей № 15 (г. Люберцы)

«У меня на геометрии девочка забыла теорему о трех перпендикулярах. Возмутившись, говорю: «Это все потому, что вы не учите стихи». Прошу ее прочесть что-то из того, что недавно проходили на литературе. Она отвечает, что помнит творчество Сергея Есенина. Тогда я предлагаю ей рассказать «Письмо к женщине, и обещаю за это добавить балл к решению задачи. Поднимает руку другая ученица: «Можно я прочту?». Соглашаюсь, но при условии, что она решит другое задание. Она выходит к доске, справляется с ним и рассказывает стихотворение целиком. Я ставлю ей пятерку. А на перемене подходит первая девочка и просит разрешения прочесть другое стихотворение Есенина. Она тоже получила «отлично». Я сказала ей, что нельзя быть хорошим математиком, не являясь в душе лириком.

А на уроке 5-м классе мы проходили обыкновенные дроби. Чтобы детям было понятнее, я решила объяснять на конфетах, поэтому заранее попросила их принести по шесть штук. Вызываю по очереди каждого и прошу дать мне 1/6, ½ и т. д. Доходит до 1/12. По моей задумке, ребенок разламывает каждую пополам и дает половину мне, но он растерялся. Другой мальчик достает еще 6 конфет и дает мне 1/12. Тогда, в надежде, что у него больше нет, прошу 1/24, а он бежит к портфелю и берет еще. Мы остановились на 1/96 — у него был килограмм карамелек».

Комментарий Александра:

В этой ситуации родилась драматургия незапланированного. Ребенок с конфетами поменял планы учителя, и ему пришлось выбираться из педагогического тупика. 

Учебная программа –– всего лишь повод для самоактуализации личности. Важно то, как в процессе задания проявляется интеллектуальная, языковая и мыслительная индивидуальность учащихся.

Эти важные вещи исчезают, потому что их не требуют. Комиссия просит написать отчет и спрашивает не про словесные артефакты детского творчества, а про успехи в обучении. Но результат –– не баллы за экзамен, а текстовые порождения внутри урока. Не забывайте спрашивать детей, какие фразы друг друга они сегодня запомнили. 

Антон Семенович Макаренко прославился как великий педагог, потому что описал в «Педагогической поэме» многочисленные живые ситуации из дневников. В книге нет никаких методик, а только рефлексия. Самое главное — это первая часть, в которой автор рассказал о своих поражениях. Настоящий учитель не боится предъявлять свои неудачи. Моя просьба ко всем –– давайте совершать усилие для фиксации этой микрожизни, которая и составляет чудо «Педагогической поэмы». 

Если вам нравятся материалы на Педсовете, подпишитесь на наш канал в Телеграме, чтобы быть в курсе событий раньше всех.

Подписаться
Молодым учителям Новости образования Классному руководителю
Участники